Худсовет. Сахалин.Инфо
22 мая 2024 Среда, 10:37 SAKH
16+

Худсовет

Фотовзгляд, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

В июле в России отмечают День фотографа. В этот день русская православная церковь чтит святую Веронику — покровительницу фотографии и фотодела.

Начало массовой фотографии было положено в 1839 году. Тогда французская академия наук обнародовала первый относительно удобный и доступный способ получения качественных фотоизображений — дагерротипию. Метод получения резких и контрастных снимков был разработан и доведен до ума французами Жозефом Ньепсом и Луи Дагером. После "презентации" их изобретение по сути стало стандартом создания снимков в течение последующих десятилетий.

За прошедшие с этого момента 150 с небольшим лет фотография прошла огромный путь от громоздких камер и капризных фотопластинок до компактных и универсальных цифровых девайсов. Несмотря на все трансформации технологий, искусство фотографии продолжает волновать и будоражить миллионы людей по всему миру.

В честь празднования этой знаменательной даты портал Sakh.com публикует 4 коротких интервью с сахалинскими фотографами — членами Российского союза фотохудожников.

Вячеслав Козлов и его документальная живость бытия

Не было какого-то строго определенного момента, после которого я начал снимать. Впервые взял в руки камеру еще в школе — я тогда, как и сейчас, активно общался с туристами, ходил в походы. И в этой среде с фотографией многие общались на "ты". Пацану стало интересно. Так и пошло — сначала была кинокамера, потом перепробовал все возможные модели, пленки, форматы. И сегодня не прекращаю снимать.

Снимаю все — природу, людей, портреты, уличные сцены, даже в ню бывает. Но больше всего эмоций вызывает, конечно, документальная жанровая фотографии — снимки людей в их повседневной жизни, какие-то ситуации, яркие эмоции. Именно достоверность и живость снимка дают почувствовать кайф от съемки, получить своеобразное удовлетворение. Но иногда сам сознательно не нажимаешь на спуск — оставляешь кадр несделанным, таким упущенным что ли. Но и от таких "неснятых шедевров" тоже остается эмоциональный осадок — не могу сказать, из чего он состоит, но определенно он меня радует и дает какой-то заряд.

Я получаю удовольствие в процессе создания кадра. Как раз это для меня — один из основных компонентов внутреннего успеха любой фотографии. Снимок может быть сделан не очень грамотно, в лоб. Но если в процессе съемки получаю удовольствие, то он уже для меня становится чем-то большим, чем-то важным и интересным. Что до удовольствия — для меня, кроме самой съемки, отдельной фишкой становится обработка и доводка снимка. Хотя в последнее время я стараюсь избегать обработки своих снимков — сразу стараюсь делаю все, как есть и как надо. А что касается удачности и неудачности, здесь все-таки основным моментом остается пресловутая интересность и живость. Все остальное, в принципе, технично и вторично. А вот пустой и бездушный снимок не спасет уже ничто.

Сегодня меня смущает количество неправдоподобной "пригламуренной" фотографии. Все стало доступно всем, каждый может купить себе камеру и называться крутым фотографом. Но то, что они делают — ненастоящее, слишком правильное, искусственное. Это не хорошо. Все-таки фото должно вызывать какие-то чувства, нести дыхание того, что и кого ты снимаешь. Иначе это будет бездушная картинка, пустая и пластиковая. Поэтому нужно смотреть классиков, учиться у них приемам и взгляду — в пример здесь можно привести наших соотечественников Сергея Максимишина и Игоря Мухина.

А вообще, конечно, нужно просто быть откровенным — с собой и своими зрителями.

Анастасия Зубкова: "Гуашью фото крашу мир"

Начать снимать меня подтолкнула покупка первого фотоаппарата. Каких-то других причин припомнить не могу. В детстве в магазинах меня всегда больше чем куколки и игрушки интересовали кассеты для полароида и разные примочки для него, вроде рамочек, искажающих фото по краям. Но просто фотографировать мне было мало — нравилось раскрашивать карточки гуашью, создавать какие-то новые образы. Это было еще в "дофотошопную эру". Так что можно сказать, меня ничего не толкало, всегда было желание заниматься фотографией и всем, что с ней связано.

Я никогда не стремилась как-то объяснить свои снимки. Истолковывать их идеи и наполнение. Тут у меня, как и у многих фотографов, все просто — фото всегда говорят за себя сами и сами рассказывают обо всем, что в них есть.

Снимать стараюсь людей и их эмоции. Это то, что мне ближе всего, интереснее и выразительнее. Это то, что меня вдохновляет.

Любое фото для меня — это прежде всего эмоциональный отклик. Бывает, что по уровню эмоций легко равняются фото гениальных мастеров и фотокарточки из семейного альбома — это восхитительно!

Сегодня художественная фотография становится более честной. В ней становится больше простой красоты, естественности, искренности. Это, бесспорно, очень интересно и хорошо. У меня лично это вызывает восторг и радость. Мне кажется, в ближайшее 5-10 лет в фотографии ничего в корне не изменится, возможно, часть фотографов перейдут на пленку, а может все будут снимать на айфоны. Не знаю. Но надеюсь, что все упростится, технические моменты уйдут на второй план и люди будут больше задаваться вопросом "что снимать", а не "как снимать". И тогда искренности и красоты станет больше.

Александр Гайворон: "Фотография — это способ узнать людей"

Я начал снимать пытаясь преодолеть свою застенчивость и скромность. Пожалуй, это и был главный мотив, который в процессе оброс новыми смыслами.

Фотографией пытаешься не рассказать, а показать. Я пытаюсь показать людей. Вот интересно: в момент, когда снимаешь, чувствуешь какие-то определенные вещи, а когда смотришь на нее же через какое-то время — чувствуешь уже совсем другое. И с течением времени эти ощущения-переживания могут меняться кардинально.

Моя главная цель — узнать людей. Поэтому я и снимаю. Мне нравится общаться с ними, перенимать их опыт, учиться у них чему-то новому. Во время съемки ты волей-неволей общаешься с людьми либо словами, либо взглядом, либо через камеру. То есть это средство коммуникации. Причем если ты не знаешь какого-то языка: английского, немецкого или французского — за счет фотографии, за счет визуального контакта ты легко понимаешь человека. А все потому, что фотография — универсальный язык планеты. Это очень удобно. Когда на остров приезжал снимать Стенли Грин, он по-русски знал только одно слово — спасибо, которое говорил после каждого снимка. Он благодарил за снимок, за общение, за то, что люди что-то ему отдали. Это правильно. Ведь когда ты фотографируешь, ты что-то забираешь и что-то обязательно должен отдать.

Любимые объекты съемки — это, безусловно, люди. И все, что с ними связано, — их повседневная жизнь, какие-то обычные дела. Основные жанры — портреты и стрит-фото. По большому счету — где есть люди, там мне интересно. Но опять же, снимая портрет, важно запечатлеть и предметы, которые окружают человека, атмосферу и обстановку в которой человек работает или живет. Этюды тоже интересно снимать. Но это с технической стороны — с композицией поработать, с деталями. Для тренировки. Бывает, по улице идешь и видишь, как будто инсталляции для тебя специально выставили, чтобы ты сфотографировал. Вот это тоже интересно.

Критерии успеха и неуспеха, хорошего и плохого снимка у каждого свои. И они зависят от того, как ты развиваешься, какое у тебя мировоззрение. Например, год назад я считал эту фотографию хорошей, а через год она перестала для меня быть такой. Вот и получается, что критерии зависят от самого человека, который смотрит на эту фотографию.

Успех мне не нужен. Есть стихотворение такое у Бориса Пастернака "Быть знаменитым некрасиво". И там такие строки: "Постыдно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех"  — мне вот кайфово от того, что я снимаю, и успех особо мне не важен. Хуже, когда о тебе говорят-говорят, а ты по сути ничего не значишь и для себя кайфового ничего не делаешь.

С появлением девайсов фотография стала популярнее. Но ценность фотографии все ниже и ниже. Человек меньше вкладывает в фотографию, меньше думает, когда снимает. Вот это плохо. Но то, что фотография стала популярной, это хорошо. Есть еще один момент: те, кто думает, фотографируя, те и будут продолжать думать. А кто бездумно снимал, пусть продолжает бездумно снимать. У каждого свои цели. И та, и та фотография имеет право на жизнь. Но если брать репортажную фотографию, то в этом направлении профессионалы как таковые исчезнут. Уже неважно качество, а важна новость и сам факт. Это так называемая прикладная фотография. Это может делать любой на свой телефон. Я не знаю, что будет через десять лет. Но знаю, что фотография точно не умрет. И надеюсь, я буду фотографировать.

Самое главное — печатать свои фотографии. За последние несколько недель я очень много своих снимков напечатал. И смотрятся они совершенно по-другому. И когда ты даришь свои оформленные фотографии, ты даришь людям радость. Когда фотография и твое какое-то любимое дело приносит не только тебе радость, но и другим  — это здорово. Редко кто пересматривает фотографии, снятые на телефон, они куда-то провалилась и все, а когда напечатана, ее можно потрогать. Опять же совсем другие, более полновесные ощущения — включается и зрительное, и тактильное восприятие.

Ольга Куликова: "Связанные одним мгновением"

Знакомство с фотографией произошло еще в школе. Тогда мне подарили камеру — "Смена-8М". Первыми моими сюжетами стали семейные праздники и школьная жизнь, а героями — друзья и родные. Самым удивительным тогда оказалась проявка фото — мы это делали сами, закрывались в моей комнате, завешивали окна. У нас не было водопровода — я жила в селе Первомайском — и воду приходилось таскать ведрами. Но оно того стоило. Этот удивительный момент, когда на пленке появляется изображение. Возрождается мгновение, которое случилось несколько часов назад. Тогда это было нечто фантастическое.

Для себя я фотографирую в основном пейзажи. Нахожу в этом какое-то удовольствие от найденного кадра, от остановленного мгновения. Другого определения для этого не могу найти. Вот сейчас хорошо, в витраже отражается дерево очень живописно. Я это вижу. А люди идут мимо и не замечают. Но я могу остановить одного из них и показать снимок. И он скажет: "Е-мое! Где же были мои глаза?!". И вот нас уже двое таких, причастных к этой удивительной красоте. И это здорово.

Я вообще очень люблю искать необычное в привычном. Даже глаза уже по-другому мир видят. Все вокруг для меня как бы заключено в рамочку кадра — даже когда фотоаппарата нет и близко. И каждую секунду я вижу, как будто она сфотографирована и уже висит на стене в рамочке. Преувеличиваю, наверное, немного, но так оно в общем и есть.

Люблю снимать природу, но очень хочется фотографировать людей. Но это удивительно сложно, требует большого количества времени и сил. До этого просто нужно дорасти. Ведь в окружающем мире все просто — в лесу, в поле, на улице — ты ищешь готовую картинку. Нужно только правильно посмотреть и вовремя нажать на кнопочку. А в человеке все сложнее. Нужно суметь увидеть его внутренний мир, эмоции и переживания. И снять это так, чтобы зритель сказал "О!", чтобы душа была видна. И вот это очень нелегко. Многие думают, что у них это получается, но они ошибаются.

Главное для меня в любом снимке — состояние. Фотографа, модели, природы — если глядя на карточку ты ощущаешь и чувствуешь это, "осязаешь" происходящее в момент нажатия на спуск, то снимок удался. Однозначно.

Фотография сегодня развивается так стремительно, что нам, тем, кто делал первые кадры в эру пленки, и не снилось. Те, кто действительно хотят расти и самосовершенствоваться, сегодня имеют практически безграничные возможности. Для них доступен весь мир фотографии — сотни книг и снимков мэтров, просто хороших картин и скульптур. Так ведь всегда — смотришь талантливое и сам становишься лучше.

А молодым фотографам можно только одно пожелать — фотографируйте. И ничего не бойтесь. Ни себя, ни мира, ни людей с дорогой техникой — главное желание и стремление. И тогда остальное придет.

Дарья Агиенко, Кирилл Ясько.

Подписаться на новости