16+

Чертов мост

Туризм, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск, Холмск

Туристов в Южно-Сахалинске все прибывает. Люди приезжают в командировки, в гости к родным, просто путешествовать, и все хотят ближе познакомиться с Сахалином. Экскурсионные продукты на местных маршрутах в сезон очень популярны.

Один из объектов, именуемый "Чертов мост", притягивает внимание приезжих и сахалинцев. Название интригует, за такими обычно стоят тайны и легенды, поэтому предложение отправиться сюда на экскурсию воспринимается на ура, ведь это одна из жемчужин острова. Почему он Чертов, не знают даже в Холмском краеведческом музее, поэтому придерживаться будем версии местных — тех, кто еще лет тридцать назад проезжал по мосту, замирая от страха и восторга: "До чертиков было страшно, отсюда и название".

В новое путешествие отправляемся с Сахалинским бюро экскурсий и путешествий.

От Южно-Сахалинска Чертов мост находится далеко, но сложным маршрут не назовешь. Сначала на автобусе по асфальтированной дороге нужно доехать до Холмска, затем по грунтовке — до железнодорожного переезда у станции Николайчук, где сейчас дачный поселок, ну а потом пешком — по шпалам и по шпалам. Но легким маршрут тоже не является: кто ходил по шпалам, тот знает, что это такое.

Автобус отправляется рано, собирает туристов по городу. День обещает быть интересным, поскольку погода хорошая и попутчики из разных мест: Москвы, Южно-Сахалинска, Владивостока, Курска, а еще из Карачаево-Черкессии. Дорога до Холмска почти два часа, экскурсовод большую часть времени рассказывает об истории русско-японских отношений в части Сахалина. Эта тема кажется приемлемой для экскурсии, ведь едем смотреть мост, проект которого считается гением инженерной мысли японского архитектора, имя которого, к сожалению, неизвестно. Пересказывать услышанное не станем, кому интересно, пусть сам читает первоисточники. Заметим, эти отношения привели к тому, что Южный Сахалин имеет уникальную богатую историю, которая, как природа и морепродукты, манит путешественников со всего света. Но вернемся к мосту.

Раньше Маока (Холмск) и Тоехара (Южно-Сахалинск) соединяла железная дорога, построенная в те времена, когда японцы вели здесь свое хозяйство. Строить ее было нелегко, потому что между двумя городами лежат Южно-Камышовый хребет и Южно-Прибрежная цепь гор. Дорога строилась с 1921 по 1928 год, она прошла через распадки и горные перевалы, пришлось пробивать много тоннелей и возводить мосты. Один из них и есть Чертов. К мосту прилегают два тоннеля, и в целом этот участок дороги был самым сложным при строительстве. Но об этом чуть позднее, а пока, миновав Холмск, по улице Шевченко выезжаем на дорогу, ведущую в дачный поселок. Дорога непростая, проходит по пересеченной местности и похожа на мини-серпантин. С горы виден водоем, говорят, это резервное водохранилище, созданное для бывшего Холмского бумажного комбината. От комбината в городе сейчас остались развалины, а водохранилище есть, но что интересно — речушку, наполняющую его, здесь называют Татаркой, а водохранилище — озером Тайным.

У железнодорожного переезда рядом со станцией Николайчук выгружаемся из автобуса, дальше он не пройдет: дорога в дачном поселке не ахти и лучше не рисковать. Дальше нужно идти пешком. Встаем на рельсы и вперед. Идти нудно и трудно, шпалы считать нелегко, особенно тем, у кого рост выше среднего, ведь расстояние между шпалами таково, что приходится семенить, и это сильно напрягает голеностопы. А сбоку шпал не пройдешь, потому что дорога отсыпана крупным гравием, идти по которому неудобно.

Притом, что экскурсионный объект Чертов мост является победителем конкурса "Семь чудес Сахалина", никто не заботится о том, чтобы отсыпать здесь песком или мелким щебнем пешеходную тропинку или, на худой конец, просто вымостить узенький тротуар из досок. Это удивляет, ведь летом мост посещает много туристов.

В Интернете описание моста приводится, и в том числе такие данные — расстояние от города Холмска до станции Николайчук — 8 километров, от станции Николайчук до моста — 4750 метров.

У станции Николайчук название громкое, но сейчас это просто остановочный пункт пригородного поезда, в народе прозванного "матриса". Этот поезд, ведомый дизельным тепловозом, весной и летом перевозит дачников. Откуда пошло такое название, неизвестно, но даже ради того, чтобы увидеть матрису, стоит съездить на станцию Николайчук, очень впечатляет это железнодорожное чудо!

Звучит название станции по двум причинам, во-первых из-за того, что через нее идет дорога к мосту, во-вторых, потому что здесь в августе 1945 году велись бои за освобождение юга Сахалина. В районе моста одна из штурмовых групп советской армии, возглавляемая младшим сержантом Борисом Николайчуком, встретила сильное сопротивление. Борис руководил орудийным расчетом, что давил огневые точки противника. Боец получил ранения, от которых погиб. Здесь же погибли ефрейтор Анатолий Симаков и красноармеец Владимир Волков. И все они здесь похоронены, а станцию позднее назвали в память о младшем сержанте Николайчуке.

Местный проводник Михаил, рассказывая об этой странице истории острова, приукрашивает ее интригующей информацией. Как будто здесь, на этой станции, сильное сопротивление советским войскам оказывал японский бронепоезд, который дал свой последний бой, а потом ушел в тоннель и исчез бесследно. Скорее всего, это одна из загадочных историй, которые на южном Сахалине рассказывать любят, будоража воображение туристов. Например, о кладах, зарытых японцами, подземных ходах, а теперь о бронепоезде. Вероятно, такие истории — это устное народное творчество, но воображение они захватывают. От раздумий даже ходьба по шпалам перестает напрягать.

Название у станции звучное, но ее помещение — это просто павильон, похожий на автобусную остановку, укрывающий от дождя.

Продолжаем путь, и проводник сообщает, что у края насыпи только что видел четыре гадюки в клубке — змеиную свадьбу. Значит, здесь есть змеи, и дорога становится опасной. Как выяснено позднее, гадюка — это единственная ядовитая змея Сахалина, и в науке даже имеет собственное название — Сахалинская гадюка (Vipera sachalinensis). А забегая вперед сообщим, что 15 августа на пути к мосту и обратно туристы из Костромы видели это пресмыкающееся семь раз. Змея человека не слышит, а воспринимает колебания почвы и, почувствовав их, торопится скрыться.

Если нервы крепкие, и знаешь повадки этих тварей, они не беспокоят. Если не знаешь, то неприятно становится и страшновато. Сообщим, что нападает эта змея, если на нее нечаянно наступить, а наступить можно — окраска ее абсолютно сливается с землей, но на светлом гравии железнодорожной насыпи ее заметно. В общем, нужно внимательно смотреть под ноги, а если вдруг столкнулся со змеей, лучше просто быстренько уйти с ее дороги, ретироваться, и она поступит также.

Идем дальше. Наконец, вот он мост! Впечатляет...

Собираясь на экскурсию, даже представить не можешь, насколько грандиозное сооружение увидишь: высота около 40 м, длина — 125, ширина — почти 9 м. Но не размеры впечатляют, а конструкция моста, раньше такого не видели, вероятно, в России такие есть только на юге Сахалина. Сейчас самое время разобраться, в чем же сложность инженерного решения. В распадке, над которым перекинут мост, дорогу нужно было повернуть влево, но прямо "в лоб" этого не сделать из-за рельефа местности. Решение было принято нестандартное: сначала дорогу завели вот в этот тоннель, над которым сейчас проходит мост. Тоннель длинной 870 метров, его ширина чуть более 6 м, а высота 5,5 метра.

Пройдя тоннель, дорога по кругу направляется вправо и поднимается на склон, а потом входит еще в один тоннель, прорезающий сопку, что справа от моста, и только потом выходит на мост. Получается петля. Заметим, что когда называется расстояние до моста — 4750 метров, имеется в виду буквальное расстояние от станции Николайчук по железной дороге до начала моста с учетом тоннелей. А если говорить о расстоянии до места, где мост проходит над распадком, то оно меньше вышеназванного почти на полтора километра.

Пройдя через Чертов мост, дорога проходит еще примерно километр, потом ныряет в тоннель и метров через сто после выхода из него приводит к Ведьминому мосту — еще одному грандиозному железнодорожному сооружению.

В целом получается, что благодаря инженерному решению данный участок железной дороги был уникальным, а сейчас из-за этого он притягателен для туристов.

Железная дорога из Холмска в Южно-Сахалинск не эксплуатируется почти двадцать лет, как объясняют, по причине нерентабельности и рельсы в двух тоннелях сняты, может быть, на металлолом. Тоннели сегодня имеют только экскурсионное значение. Если говорить в целом об этом объекте, то здесь возможны разные варианты проведения экскурсии, и в этом тоже уникальность, познакомиться с мостом туристы могут при разной физподготовке.

1. Дойти до моста и просто посмотреть на него со стороны.

2. Подняться на мост по лестнице, что слева от дороги и исследовать его. Можно даже перейти по нему и посмотреть тоннель.

3. Подняться на мост по лестнице, исследовать его и тоннель, а потом направиться к Ведьминому мосту и посмотреть его.

4. Пройти петлю — то есть войти под мостом в первый тоннель, потом подняться на склон и пройдя второй тоннель, выйти на мост, исследовать, его, спуститься вниз по лестнице и вернуться к автобусу.

5. Пройти весь этот уникальный объект — петлю, мост, потом отправиться к Ведьминому мосту и осмотреть его. Выбор варианта зависит от количества имеющегося времени и расстояния, которое готов пройти. Мы решаем идти самым длинным маршрутом — смотреть, так смотреть.

В тоннеле темно, прохладно, страшновато, рельсов нет, под ноги нужно смотреть. Если боишься темноты и замкнутых пространств, сюда лучше не соваться. Нас в группе много, у каждого второго — налобный фонарик, света хватает, чтобы видеть дорогу и рассмотреть стены. Воображение работает вовсю, и чем глубже в тоннель, тем чаще приходит мысль о призрачном бронепоезде, кажется, что сейчас сдвинутся стены и оттуда со скрежетом появится когда-то исчезнувший железный монстр. Бурную фантазию рассеивает забреживший в конце тоннеля свет, и вот он — выход, даже легче стало, светло и свежо, дышать есть чем. Рельсов нет, есть только хорошо натоптанная тропа, раньше тут проходила японская железная дорога, а сейчас здесь идем мы. По краям тропы травы выше человеческого роста, в них обязательно прячется какая-нибудь живность, хорошо бы не медведь.

Дорога входит в тоннель, снова темно, тревожно, и когда впереди появляется свет, невольно ускоряешь шаги и, вынырнув из тоннеля, просто замираешь от восторга — мост прямо перед тобой! Есть ощущение, что у тебя крылья и ты взлетел над землей, такой простор раскрывается впереди. Теперь понятны восторги сахалинцев, что ездили раньше по этой дороге, на ней, говорят, 15 тоннелей, и после каждого выхода из тоннеля ощущаешь невероятную свободу.

Дальше начинается экстремальное — по мосту надо пройти, и это испытание. Другого варианта нет, потому что отсюда с моста не спуститься, а чтобы вернуться к тоннелю под мостом, нужно лезть в петлю и снова погружаться в тоннели, а там фантом бронепоезда. Так что лучше уж идти по мосту, но нервы зажать в кулак. Мост не вызывает ощущения устойчивости, потому что в промежутках между шпалами видна земля. Хорошо, если у путешественника сильный вестибулярный аппарат, а если нет… А если нет, то при переходе моста по сторонам не смотреть, вниз тоже, а смотреть нужно только на участки шпал, куда ставишь ногу. Это помогает избежать головокружения. Хотя, привыкнув, можно на мосту даже фотосессию сделать. Представляете, здесь можно увидеть настоящую клепку, сделанную почти сто лет назад!

Мост преодолен, можно выдохнуть, расслабиться и послушать истории, что рассказывает проводник. Часть народа забирается на дот, что стоит у моста, в нем при японском хозяйствовании находилась охрана. Интересно, что обстрел из него можно вести в четырех направлениях, а проникнуть внутрь только через отверстие в крыше. Вероятно, во время освобождения Сахалина этот дот сыграл свою роль в обороне моста, но устоять перед натиском советской армии не смог. Сам же мост немножко пострадал: слева вверху в металлических конструкциях есть сквозные отверстия, говорят, это от осколков снарядов. Отверстия видно, если спуститься чуть ниже по лестнице.

Проводник рассказывает о том, как строился мост, об участии в этом тяжелом труде корейских рабочих, насильно привезенных на остров. Но этого пересказывать не станем, сильно тяжелая тема. Скажем только, будь наша воля, здесь нужно мемориальную доску поставить с более корректной исторической правдой. И прославлять мост не только как достижение японской инженерной мысли, но и как продукт труда корейских рабочих.

Идем дальше… Дорога разрушена, рельсы сняты, но тропа набита хорошо. Снова тоннель, потом тропа среди высокотравья, она идет на месте бывшей железной дороги. Взору раскрывается широкий распадок, высокие сопки и мост, на той стороне которого виден тоннель. Этот мост называют Ведьмин, почему понятно — название тоже местное. Он длиннее и выше предыдущего, размашистее что ли. На нем обгоревшие шпалы и нет рельсов. Хотя при экстремальности характера и хорошей координации движений по мосту пройти можно, но лучше не рисковать. Его можно хорошо рассмотреть, если слева, обогнув расположенный у моста дот, пройти по склону метров 30 -50. Отсюда видно все великолепие этого сооружения, и поражаешься тому, на что вообще способна инженерная мысль человека. Жаль, что современная фототехника не способна передать объема и размаха, поэтому приходим к выводу — мост надо идти смотреть вживую, а фото — это только маленькая часть того, что можно увидеть.

Отправляемся обратно. Прошли сегодня прилично и по времени, и по расстоянию. Ноги гудят от ходьбы по шпалам. В дороге хочется присесть, отдохнуть, но негде. Народ иногда исчезает по сторонам от дороги, понятно почему — удобств на маршруте нет. Туристка, два года прожившая в Японии, замечает: "Если бы этот мост находился в Японии, то у тоннеля стоял бы аппарат с прохладительными напитками и биотуалеты". Но мы находимся на Сахалине, и хотя местный туризм здесь развивается еще со времен социализма, он все же не дотягивает до того уровня, который хотят видеть путешествующие. Объясняется просто: "Это Сахалин". И потому приходится довольствоваться тем, что есть.

Вот и все… Хочется сказать именно так, но у нас сломался автобус. Мимо на станцию приходит матриса, время от времени подавая предупреждающие сигналы, хочется занырнуть в нее и уехать в Холмск, откуда ходят рейсовые автобусы, но по плану дальше отдых у озера, идем туда, а в остальном доверимся судьбе. Там не очень чистый берег, теплая, но не прозрачная вода. На газовой горелке для туристов готовят чай, и пока они отдыхают и купаются, решается вопрос замены автобуса. Мы находимся в месте, куда не каждый водитель захочет гнать свое авто, и туроператору сейчас не позавидуешь. На выход из ситуации он сейчас потратит весь свой дневной заработок. Да и нам тоже не позавидуешь: когда другой автобус трогается из Южно-Сахалинска на подмогу, мы снимаемся с озера, чтобы серпантином выйти в Холмск, преодолев невысокий перевал, а это еще пять километров к тем, что сегодня пройдены. Идем, проводник рассказывает о Сахалине. Заметим, что местные проводники и экскурсоводы очень сильно любят место, в котором живут, и постоянное нахождение в природе приводит к тому, что они легко преодолевают расстояния и не чувствуют времени.

Туристу же, изначально настроенному на то, что из путешествия он вернется в 18 часов, и на то, что пройдет он всего 15 км, труднее, ведь для преодоления дополнительного расстояния нужны силы. Но выход-то все равно один — идти, поэтому идешь, философски настраивая себя на то, что, может быть, ситуация и создана, для того чтобы поискать в себе резервные силы, не зря же говорят, что Сахалин проверяет человека. И думается не о том, как тебе трудно, а о том, как сложно все-таки развивать на острове внутренний туризм. Вспоминаются слова одной южносахалинки: "Внутренний туризм на Сахалине может быть только хобби".

В случае сложной ситуации туроператор остается с ней один на один. Хорошо, что сейчас в Южно-Сахалинске удалось найти человека, согласившегося под вечер отправиться на помощь.

Наконец-то Холмск, садимся в автобус. Представитель турфирмы переживает за настроение туристов. Оно у всех разное, но в одном схожее — устали все, и сейчас хочется сбросить с ног усталость и просто спать. Спим, темнеет, город встречает светом уличных фонарей. Путешественники расходятся по домам и гостиницам, и в общем они удовлетворены, ведь сегодня Сахалин показал многое. Наступает новый день, и большинство гостей в уже отремонтированном автобусе отправляются в новое путешествие. Чем хорош Сахалин для путешественника, так это тем, что каждый день он дает новые яркие впечатления, за которыми забывается все негативное, что было вчера.

Новости по теме:
Подписаться на новости
Читать 81 комментарий на forum.sakh.com