16+

Время ягод

Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

Клюкву знают и любят на всей территории России. Каких названий у нее только нет. Она и северный лимон, и болотный виноград, и клюковка, и журавлиная ягода.

Некоторые считают её самой "русской" ягодой. В средние века клюква была одним из источников дохода российской казны. Все суда из Европы возвращались обратно, наполненные бочками с клюквой. Осенью на российских рынках и ярмарках самой бойкой была торговля клюквой.

И вот мы едем за клюквой.

Самое знаменитое у жителей юга Сахалина место — окрестности Лебяжьего озера, что в системе Найбы.

Проезжаем Долинск. За Покровкой сворачиваем на дорогу, ведущую к поселкам Октябрьское и Ручьи. С неё можно попасть в пойму реки Найба в её нижнем течении, где на болотах зреет клюква.

Дорога служила работникам совхоза "Долинский" для ухода за полями. Сейчас совхоза нет, поля в запустении, дороги медленно приходят в негодность. Кроме того, накануне прошел дождь, земля напиталась влагой основательно. То и дело внедорожник встряхивает на рытвинах и ухабах, и коричневая жижа липнет к кузову.

Останавливаем машину на сопке. Здесь же стоят не менее десятка разномастных автомобилей. Дорога вниз среди смешанного леса, тронутого осенними красками, занимает 30-40 минут. Тут можно увидеть следы отчаянной борьбе автомобилистов с бездорожьем — когда грязь забивает протекторы, и машина безудержно скользит по дорожному полотну, и надо во что бы то ни стало остановить свободное падение.

— Как-то в прошлые годы сюда приехали, оставил машину наверху, — говорит мой спутник Сергей Михайлович. — Какие-то же отчаянные сборщики машиной спустились. Так вот, мы с ягодой возвращаемся, а они все ещё выталкивают машину обратно, половины сопки не одолели. Кое-кто наладился приходить сюда по железной дороге — прямо по шпалам. Это неблизко и опасно. Сюда можно перебраться и лодкой с устья реки. Рыбаки откликаются на просьбы…

С Сергеем Михайловичем мы сверстники. Идет он ходко — привычка многих лет. Всю жизнь проработал бурильщиком в Сахалинской геологической экспедиции на Сахалине и Курилах.

И рассказы его занимательны до крайности. А в дороге — милая вещь!

— В Южно-Курильске как-то кальмар валами на берегу лежал после шторма — живой. Местные жители собирали его, по чердакам сушили. Как-то на побережье яблоки море выбросило — крупные, красные. Мы их сушили, варили. По шесть месяцев экспедиция — крупы с тушенкой приедаются. А тут такое. Через два года лук репчатый опять по берегу. Мы его тоже оприходовали...

Более-менее комфортно чувствуют себя в этих местах водители квадроциклов. Чтобы объехать глубокие ямы, они проламывают в мелколесье путепроводы. Через русло ручья брошены деревянные настилы. Для переезда через железнодорожное полотно Южно-Сахалинск — Ноглики используются те же деревянные сколоченные мостки. Их укладывают на рельсы, чтобы преодолеть препятствие, а затем снова убрать. Хранятся они тут же.

Заблудиться невозможно, хотя в других районах Сахалина время от времени отмечались случаи пропажи людей, а для поиска заблудившихся ягодников и грибников приходилось обращаться к спасателям регионального отделения МЧС.

Хотя осторожность не помешает. Почва зыбкая, в некоторых местах она шевелится под ногами, раскачивается плотным торфяным полотнищем, вызывая чувство опасности.

Без резиновых сапог здесь делать нечего. Такие, чтобы под колено, или болотные сапоги.

Сергей Михайлович продолжает свои истории:

— Партия — это 60-70 человек, это техника — тракторы, самосвалы, бульдозеры, буровые установки. На Урупе работали — на брошенных военных объектах собирали стройматериалы. Поставили общежитие, пищеблок. С маяка в 5-6 километрах от стана свиньи приходили. 10-12 штук. С наступлением тепла они на самообеспечении. А зачем им по бамбучнику лазить? К нам, на пищеблок! Огромный хряк тот здесь и ночевал. Клыки огромные. Землю рыл только так. Выроет траншею, и лежат они там там в укрытии. Лис много. Приходят без боязни пока линяют. Могли еду у бурильщиков стянуть и кастрюли почистить. А вот, как только шерсть встала, сторонятся. Видать узелок на памяти у чернобурок и у рыжих обыкновенных лисиц, что за шкуркой охотятся. По соседству археологи работали. Приходили, показывали наконечники стрел и прочие вещи. По острову табличек понаставили, предупреждая о стоянках древнего человека. Рыть, бурить в таких местах нельзя. От пограничников и военных много автотехники. Начинку вывезли, а матчасть и сейчас ржавеет на берегу — работа для будущих археологов....

Незаметно за разговором мы достигаем цели. Высокие — до полутора метров — травы сухие зреющими семенами укрывают кочки. Ветер рождает разнообразные звуки. Гудок поезда заглушает их. И стихает, и вновь слышен шорох травы. Ближе к обеду громче становятся голоса. Иногда слышны звонки сотовых телефонов. То тут, то там, будто призраки, возникают люди, чтобы сориентироваться на местности, отыскать своих спутников…

Где-либо присесть и при этом не промокнуть — не получится.

В искусстве сбора ягод много типичного. Одни собирают в ведра, устанавливая между кочками. Другие (мы тоже пользуемся этим способом) — в небольшие от майонеза банки, повесив их на шею на бечевке. По мере наполнения ссыпают ягоду в канистры для воды, которые находятся в рюкзаках. Кто то использует баяны — спаянные из тонкого металла короба с ремнями для переноски, в которых ягода не мнется.

В 60-70-е годы баяны делали, используя обыкновенную фанеру. С ними ходили и за грибами.

Стараемся, как и все, отыскать полянки — места, где ягода растет густо. Из болота торчат острыми пиками обгоревшие стволы когда-то стоящего здесь леса. Мой спутник устанавливает на один из них свой рюкзак, как на постамент, возвышающийся над травой, и методично вычищает от ягод пространство вокруг.

Мои навыки не столь заметны.

Стебельков-поводочков практически не видно, и кажется, что ягода просто рассыпана по болотине щедрой рукой. Отдельные ягоды дикой клюквы будто крупная вишня до 2 см, и цвет соответствующий, а есть и шаровидные — 8-12 мм в диаметре — не отличить от брусники. Такая помельче, но растет густо. Рвать её стали рано…

Собирают ягоду сидя на корточках или в глубоком наклоне, что для опорно-двигательного аппарата немалая нагрузка. Болотные сапоги позволяют время от времени упираться коленями.

Нагрузка, которую испытывают сборщики ягод, с непривычки может быть кому-то велика. Поэтому надо следить за своим самочувствием. Особенно людям старшего и пожилого возраста.

Вот и я чувствую, как спина начинает болеть. Высокие сапоги режут ноги. Обломки прошлогодней травы колют руки. Но что это по сравнению с чувством завершенной работы, когда 5-10 литров ягоды (кому как повезет) вы ссыпаете в приготовленную емкость со знанием того, насколько полезна клюква для организма.

Клюква — единственная ягода, которая может храниться в свежем виде до следующего урожая. В деревянных бочках, наполненных водой, она сохраняется, без потери своих качеств до весны. За это она в былые времена и ценилась и была предметом экспорта. Да и сейчас клюквенный морс, наверное, самый известный и популярный морс в мире.

Справочники содержат множество информации о пользе клюквы — каждый может найти и прочесть.

А ведь у нас на Сахалине произрастают ещё черника, голубика, морошка, брусника, красника, земляника, и они тоже чрезвычайно полезны.

Перебирать ягоду — значит освободить её от соломинок, стеблей травы, листьев, раздавленных экземпляров.

Однажды в Ясном Тымовского района я видел, как местные жители использовали для этих нужд пылесос. Сухую ягоду выкладывали в таз, затем потоком воздуха выдували из него все травинки. Ягода же кувыркалась от потока воздуха, но оставалась в тазу.

У нас есть немало людей, для которых сбор и реализация ягод, грибов, лекарственных растений является основой их доходов. Ко всему прочему это ещё прекрасное средство физической рекреации для жителей современных городов с невысокой физической активностью.

Не менее четырех часов мы уже находимся на ягодниках. Пора возвращаться. На вытертой, смятой земле видны следы собаки.

А ягодников не становится меньше. Навстречу прошла группа подростков с преподавателем — возможно, это учащиеся школы с пластиковыми банками, в которых в магазинах продают питьевую воду. Не менее десяти человек.

Для них это хорошая прогулка и новая информация о родном крае.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp